Версия для слабовидящих
Будь в курсе всех культурных событий
8 4832 78-88-06

Фото 1«Лицо родной водой умой,

Признавшись после странствий многих:

Не в древний Рим ведут дороги.

Дороги все ведут домой.»

Петр Давыдов

Если верить интернет, французский писатель Оноре де Бальзак (1799 — 1850) говорил что она «выразительница нравов», Н.В. Гоголь считал её «летописью мира», которая «говорит тогда, когда уже молчат и песни, и предания», американский актёр Ра́йан Мэ́ттью Данн (1977— 2011) определял её как «искусство, сквозь которое можно пройти».

Её официальное именование скучно. Так Владимир Даль указал в своём словаре, что слово это происходит с греческого и означает искусство располагать, строить и украшать здания, а так же исполнение его на деле, вид или образ здания.

 

Именно о виде и образе отдельных зданий посёлка, то, что чаще всего именуют кратким словом архитектура, хочется мне написать. Желание это усилилось после того, как стало очевидным, что последние дома, формирующие исторический облик нашего посёлка уходят. Всё что делалось мною, чтобы противостоять сносу старых зданий, сохранить их облик с новым наполнением, не привело к изменению ситуации. Последнее, что я могу, и что полагаю себя обязанным сделать — написать о них, дабы сохранить если не их самих, то память о них, а значит и предках наших и их свершениях. А так же для того, чтобы потомки нынешних чиновников устыдились за деяния своих отцов и дедов. Мне не просто писать об архитектуре посёлка, поскольку сам я не имею образования в этой сфере деятельности. Вместе с тем, нет и никаких препятствий для этого поскольку я не пишу научную статью, а просто хочу рассказать о том, о чём мне довелось услышать от представителей старшего поколения, что я увидел, рассматривая старые фотографии посёлка и что наблюдаю каждый день проходя по его улицам.

Господи, может воскликнуть читающий эти строки, где он увидел архитектуру в нашем посёлке?

Действительно, в сознании многих из нас понятие архитектура никогда не ассоциируется не только с немногочисленными старыми домами на улице Ленина, но и с домами более поздней постройки, которые теперь многие презрительно называют «хрущобы», когда выросли уже поколения тех, кто не знает зачем правильную букву «т» в слове трущобы поменяли на «х». Не связывают данное понятие и со зданиями значение именования которых — «сталинки» известно сейчас разве что занимающимся скупкой и перепродажей недвижимости.

Вообще-то такой подход при котором понятие архитектура связывают только со зданиями выдающихся из общего ряда форм не верен. Если воспользоваться специальной литературой, я воспользовался пояснениями Словаря иностранных слов русского языка на acdemic.ru

архитектура это во-первых, искусство сооружать разного рода постройки, а во-вторых, отличительный характер постройки, её особенность. Таким образом, исходя из смысла определения, понятием архитектура охватываются не только дворцы членов царской фамилии и собор Василия Блаженного или Нотр-Дам-де-Пари, но и землянки первобытных народов, которые для истории не менее ценны, чем постройки прошлого и позапрошлого веков, например. В противном случае их не отыскивали и не раскапывали с таким тщанием, и не писали бы о фактах их обнаружения, как о сенсации.

Архитектурный облик нашего посёлка много утратил в результате бомбёжек в августе 1943 года в период проведения «Операции Кутузов», более известной под наименованием Курской битвы. От разрушительного воздействия бомбардировок деревянные строения, возведённые при строительстве железнодорожной станции сгорели, каменные, второй половины 20-х годов в значительной части разрушены. На момент написания статьи из всего количества зданий, построенных в посёлке в довоенные годы сохранилось только двенадцать. Если на изображении посёлка со спутника оставить только уцелевшие здания, то вот какая картина получится. Понятно, что на пустующих на схеме местах также стояли здания, которых теперь уже нет.

Мы привычно не обращаем внимания на окружающие нас дома, которые кажутся нам унылыми, неприглядными, в крайнем случае, такими же как везде. Так происходит до тех пор, пока кто-то, как правило приезжий, не говорит нам о том какая красивая у нас архитектура. В моей жизни было несколько таких запомнившихся своей неординарностью случаев. Помимо этого, читая комментарии к фотографиям с видами посёлка, размещёнными мною в социальной сети, я обратил внимание на то, что архитектура посёлка не оставила равнодушными посетителей страницы, проживающих в других местах. Тогда вспомнилось, что посёлок нравился и приезжавшим в него неоднократно в 60-х годах жителям Республики Болгария, да и руководителям других поселений нашей страны в те же годы наезжавшим к нам за обменом опыта. Просто тогда я в виду малолетства совсем не задумывался об этом.

Как рассудить на сколько дошедшие до нас первые каменные строения поселка были удобными для их поселенцев и могут ли они служить образцом архитектуры? Давайте вспомним, что неким суррогатным прообразом современных зданий для наших очень далеких предков служили пещеры. Не думаю, что кто-нибудь из современников будучи в здравом уме захотел бы жить в пещере, полагая ее комфортной. Однако, объективно мы можем заключить, что открытие пещер как укрытия и использование их для проживания способствовало выживанию если и не человечества в целом, то какой-то его части. А значит проживание в пещерах являлось для них комфортным. Этот пример я привел для того чтобы обозначить подход и аргументировать его выбор. Так вот для того, чтобы ответить на вопрос о комфортности, качестве самых первых домов поселка надо сравнить их с качеством жилых помещений тех, кто в них переселялся. Не будем рассматривать жилищные условия инженерно-технического персонала, который в силу его положения и связанного с этим финансового обеспечения традиционно проживал в лучших условиях, чем простые рабочие. Именно рабочие составляли основную массу людей, занятых на строительстве и обслуживании предприятия, положившего основание строительству поселка — Брянской районной электрической станции. Еще одно маленькое напоминание — мы рассматриваем условия жизни людей середины — второй половины 20-х годов двадцатого века, так как для многих сохранившихся зданий периода начала застройки территории, временем окончания строительства являются 1927-1930 годы.

Из материалов музея школы №29 известно, что рабочих на строительство Брянской районной электростанции (сокращённо БРЭС) вербовали из крестьян, многие из которых являлись жителями деревень Орловской губернии. Следовательно для сравнения необходимо рассмотреть жилищно-бытовые условия крестьян.

Вот описание жилищ и быта крестьян Московской губернии в 20-х годах 20 века.

«В двадцатых годах уже при Советской власти века нередко наблюдалось загрязнение сельских улиц разного рода отбросами: золой, водой после стирки белья и гнилым картофелем и (изредка) кочанами капусты, выбрасываемыми из погребов после переборки. Наибольшее загрязнение улиц наблюдалось зимой и осенью, когда крестьяне без стеснения вываливали мусор из изб на улицу, рассчитывая, что грязь или снег скроют их «грехи»…

… Скотный двор соединялся с избой. Сзади избы раскидывался сад или огород, а на краю всей усадьбы располагали сенной сарай. Средняя крестьянская изба в Московской губернии большей частью состояла из 2-х комнат или «горниц». Вернее — это одна большая «горница», разделенная дощатой деревянной переборкой на одну больше, другую меньше.

… В Домодедовской волости Подольского уезда Московской губернии, …площадь новой избы — 36.1 кв. м. …Высота …избы была … 2.4 метра…

… В новых же избах форточки имелись, но лишь в летних рамах. К сожалению, как в новых, так и в старых избах, в первые годы Советской власти так и не избавились от размещения скотного двора внутри избы. Вернее, в новых двор строился отдельно, но сами крестьяне на зиму молодняк размещали в избе. Правда, в новые избы в первый год их постройки скот крестьянами не допускался (власти следили за этим). Но уже на следующий после постройки год двери избы гостеприимно открывались для молодняка. Нужно, впрочем, заметить, что в новые избы скот допускался ненадолго лишь на период наиболее сильных морозов зимой в январе-феврале.

Спали крестьяне все вместе, не только в одной и той же комнате, но зачастую и на одной и той же печке. При обследовании … Домодедовской волости Московской губернии совместное спанье наблюдалось … во всех избах. Кровати имелись лишь у наиболее зажиточных и передовых крестьян. Остальные же — спали на печи, на полатях, на полу, на сундуках, на лавках, как в старой поговорке «в голова — кулак, а под бока — и так».

В четверти всех изб обнаруживался недостаток постельных принадлежностей. Вместо матрацев, одеял и подушек употреблялись сено, солома, тряпье, тулупы, овчины, верхнее платье. Наволочки и простыни, если они даже и имелись, пускаются в ход лишь по большим праздникам. Все члены семьи утираются одним и тем же полотенцем. Ели из общей посуды, — нередко прямо руками. Имелись, конечно, и передовые культурные крестьяне, которые и спали, и ели врозь, и пользовались всеми постельными принадлежностями.

Насекомые встречались почти во всех, без исключения, избах. Чаше всего — тараканы, мухи, клопы и блохи. Попадались — и даже нередко — мокрицы, вши, уховертки. Бывали в избах и лягушки и, как исключение, ужи, присутствие которых в избе считалось счастливой приметой и поэтому их не убивали. Насчет общественных бань дело обстояло совсем плохо, их почти ни в одном селении не было. Зимою и осенью крестьяне мылись в печке, а летом — в речках и прудах… Мылись крестьяне нечасто — в среднем 1 раз в месяц. И лишь крестьяне тех селений, которые расположены неподалеку от фабрик, где имелись бани, мылись чаще — 2—3 раз в месяц. Рукомойники имелись лишь в одной трети всех изб. Вообще же умыванье производилось или из ковша или же — изо рта: забирается полный рот воды, и затем изо рта вода поливается на руки…

Стоки со скотных дворов большей частью не были оборудованы, и навозная жижа со двора текла вниз, по уклону улицы. А так как в некоторых селениях колодцы располагали вблизи скотных дворов, то зловонная эта жидкость попадала в колодцы и загрязняла и отравляла их.

Так как уборных в крестьянских избах не было, крестьяне пользовались теми же скотными дворами для отправления естественных своих потребностей».

К сожалению мне не удалось найти в свободном обращении фотографии деревенской застройки рассматриваемого периода, однако, нашлись фотографии именно Орловской губернии, хотя и сделанные в более ранний период (датируются 1904 годом). Думаю, что для общего представления они вполне годятся и хорошо иллюстрируют собой выдержку из описания жилищ.